что дал мировой культуре фильм «Завтрак у Тиффани» — РТ на русском

Песня, платье и блеск бриллиантов: что дал мировой культуре фильм «Завтрак у Тиффани»

5 октября исполняется 60 лет со дня премьеры фильма Блейка Эдвардса «Завтрак у Тиффани», снятого по одноимённому роману Трумэна Капоте. Кинематографисты изменили ряд ключевых моментов книги, в том числе финал, поэтому лента вошла в историю как самостоятельное произведение. Некоторые элементы, в том числе образ Одри Хепбёрн в роли Холли Голайтли и её чёрное платье от Givenchy, а также шлягер Moon River, стали культовыми.

60 лет назад, 5 октября 1961 года, состоялась премьера фильма Блейка Эдвардса «Завтрак у Тиффани» по одноимённой повести Трумэна Капоте. Главную роль в картине исполнила Одри Хепбёрн, к тому моменту уже известная благодаря лентам «Римские каникулы», «Война и мир» и «Сабрина». Её экранным партнёром стал Джордж Пеппард.

Главная героиня «Завтрака у Тиффани» Холли Голайтли живёт, казалось бы, беззаботной жизнью, заполняя время вечеринками и другими увеселениями. Правда, свою беспечность она поддерживает за счёт встреч с богатыми мужчинами. В будущем Холли надеется найти обеспеченного жениха.

За похождениями авантюристки следит новый сосед — писатель Пол Варжак. Герои быстро завязывают дружбу, и Холли начинает называть Пола именем любимого брата Фреда. Однако характер их отношений поменяется ещё не раз.

От скандальной истории к безобидному ромкому

 

История Капоте о независимой женщине, водящей дружбу с мужчинами, любительнице активной ночной жизни, была дерзкой и откровенной для своего времени. Опубликовать новеллу получилось не сразу. Писатель продал свою работу Harper’s Bazaar, но вскоре журнал отказался от публикации, сочтя её слишком рискованным шагом: издатели выступили против явных намёков на сексуальные связи героини, вырисовывающие довольно безнравственной образ. Капоте отказался вносить в текст изменения и уже было решил, что «Завтрак у Тиффани» никогда не напечатают, однако спустя всего несколько месяцев произведение появилось на страницах Esquire. Примерно в то же время работой заинтересовалась студия Paramount. 

Права на экранизацию были куплены в конце 1958 года, а уже в апреле 1959-го появился первый сценарий, однако студия его не приняла. Продюсер Ричард Шеперд посчитал, что автору Самнеру Локу Эллиотту не удалось передать изюминку, юмор, теплоту и честность главной героини.

Также Шеперд решил, что истории нужен счастливый романтический финал, в котором некоторые проблемы Голайтли решаются благодаря пониманию и любви. 

Интересно, что в своей версии истории Эллиотт предусмотрел похожую развязку. Однако, по мнению Шеперда, финал был недостаточно аргументирован, поскольку остальная часть скрипта всё ещё соответствовала первоисточнику. Продюсер нанял сценариста Джорджа Аксельрода, чья фильмография на тот момент включала комедию с Мэрилин Монро «Зуд седьмого года».

Аксельрод сильно изменил сюжет. Именно он придумал знаменитую открывающую сцену, а также написал для Пола кульминационную речь, в которой объясняется внутренний конфликт Холли. Этот монолог в итоге мотивирует героиню пересмотреть свои взгляды на жизнь.

Кинематографисты планировали показать сексуальные отношения вне брака, для чего требовалось обойти цензурные ограничения. Проблему решили следующим образом: Аксельрод ввёл дополнительную героиню, которая вступила в связь с Полом, и цензор вычеркнул в основном сцены, не имеющие первостепенного значения для развития сюжета. Уловка сработала.

  • Кадр из фильма «Завтрак у Тиффани»
  • © Paramount Pictures

К слову, идея сделать Пола мужчиной, живущим за счёт богатой светской дамы, которая платит ему за секс, также принадлежала Аксельроду. Поскольку Холли зарабатывает примерно тем же способом, у героев много общего, что в итоге способствует их сближению. Естественно, говорить об этом прямо кинематографисты не могли, так что пришлось искать более деликатные способы донести до зрителя необходимую информацию.

А вот в книге Трумэна Капоте был гомосексуальный подтекст. Рассказчик, с которым заводит дружбу Холли, — гей. Кроме того, героиня и сама считает себя «немного розовой». С рассказчиком Холли разделяет близость, не связанную с эротическими или финансовыми потребностями.

Также, по мнению Сэма Уоссона, автора книги «Пятая авеню, пять утра» (Fifth Avenue 5 AM: Audrey Hepburn, Breakfast at Tiffany’s, and the Dawn of the Modern Woman), в своей книге Капоте оспаривает «сакральность господства гетеросексуальности» и предполагает, что «гендерные постулаты о том, кто зарабатывает деньги (мужчины), а кто — нет (женщины), могут быть не столь благотворными, как романтическая связь между геем и гетеросексуальной женщиной».

«И дело не в том, что платонические отношения представлялись ему по какой-то причине идеальными, и не в том, что гетеросексуалы казались ему занудами, а в том, что в 1958 году, когда замужние женщины по всей Америке пребывали в финансовой зависимости от своих супругов, замужество было сродни западне», — считает Уоссон.

Авторы фильма обошли подобные темы, в результате чего новелла Капоте превратилась в классическую романтическую комедию. Это вызвало крайне негативную реакцию автора: тот был недоволен всеми составляющими картины —  от сценария и выбора актёров до постановки.

Трудности кастинга

 

Хотя образ, созданный Одри Хепбёрн, стал классическим даже вне контекста фильма, у Трумэна Капоте было совершенно другое представление о героине. Он хотел, чтобы Холли сыграла Мэрилин Монро — к моменту премьеры артистка была ещё жива.

На роль прототипа Холли претендовали многие женщины из окружения Капоте, а некая Бонни Голайтли даже намеревалась засудить литератора за клевету, но проиграла процесс. Биограф Джеральд Кларк пришёл к выводу, что Холли — это, скорее, собирательный образ с чертами многих дам, встречавшихся Капоте на жизненном пути.

  • Кадр из фильма «Завтрак у Тиффани»
  • © Paramount Pictures

В биографиях Мэрилин Монро и Холли Голайтли немало общих черт. Обе носили вымышленное имя (кинодива была Нормой Джин Мортенсон, а вымышленная героиня — Луламей Барнс), в детстве остались без родителей, а затем попали под влияние мужчин старше себя, которые помогали им, но тоже извлекали выгоду из отношений. Капоте снабдил Холли и схожей внешностью: светлыми, почти белыми волосами и светлыми глазами.

Писатель признавал, что Холли — притворщица. Люди, хорошо знакомые с Мэрилин Монро, утверждали, что на публике актриса предпочитала пребывать в образе, не отражающем её характер. Наконец, автор вложил в уста одного из героев «Завтрака у Тиффани» слова о том, что «такие-то вот (как Холли. — RT) и кончают пачкой люминала» за четыре года до того, как Монро свела счёты с жизнью.

Актриса была заинтересована в том, чтобы сыграть в ленте, однако жена известного преподавателя Ли Страсберга Пола Страсберг, обучающая кинодиву актёрскому мастерству, отговорила её примерять образ «девушки на один вечер».

Кроме того, руководство Paramount не желало утверждать актрису из-за её звёздного статуса и высоких требований, а также репутации: кинематографисты знали, что Монро постоянно опаздывает и с трудом запоминает диалоги. Продюсер фильма Мартин Джуроу и вовсе считал, что Мэрилин недостаточно сильна для этой роли. 

«Холли должна была быть находчивой и суровой, а любой, кто видел Мэрилин, мог уловить, что суровости в ней как в тюльпане. Трудно было вообразить, чтобы такая личность жила как Холли: сама по себе в большом городе», — говорил Джуроу.

Трумэн Капоте остался недоволен тем, что роль досталась не Монро, более того, лично выступал против Хепбёрн. Однако куда большей проблемой могло стать желание писателя сняться в главной мужской роли. Мартину Джуроу пришлось пойти на хитрость и заверить Капоте, что всё внимание зрителей будет сконцентрировано на Холли. На деле же кинематографиста больше волновала неприметная внешность автора.

Одри Хепбёрн согласилась на участие в съёмках не без колебаний. Прежде всего она потребовала заменить тогда ещё начинающего режиссёра Джона Франкенхаймера на более известную персону. Выбор пал на Блейка Эдвардса. Тот, в свою очередь, хотел видеть в главной роли не Джорджа Пеппарда, а Тони Кёртиса или Стива Маккуина, но встретил сопротивление продюсеров.

Перед тем как согласиться на съёмки, Хепбёрн также настояла на ещё большем смягчении пикантных моментов в сценарии.

Не без сложностей прошёл и выбор композитора. Руководство Paramount планировало нанять бродвейскую знаменитость, но всё же дало шанс Генри Манчини, который в результате написал шлягер Moon River. Правда, эту теперь уже культовую песню хотели вырезать из фильма, но за будущий хит вступилась Одри Хепбёрн. Согласно другой версии, композицию отстоял Ричард Шеперд. Так или иначе своими двумя премиями «Оскар» — за лучшую песню и саундтрек — «Завтрак у Тиффани» обязан Генри Манчини, а также автору текста Джону Мерсеру.

  • Кадр из фильма «Завтрак у Тиффани»
  • © Paramount Pictures

 

Удачный продакт-плейсмент

 

После выхода картины в прокат культовым стал не только саундтрек, но и другие её элементы.

Так, бренд Tiffany & Co не смог проигнорировать производство фильма, в название которого вынесли его имя. Для рекламных материалов компания предоставила ожерелье с жёлтым бриллиантом нестандартной огранки в 128,5 карата. Украшение можно заметить в кадре, когда Хепбёрн и Пеппард бродят по магазину.

Для съёмок этой сцены магазин Tiffany & Co впервые открылся в воскресенье. Чтобы предотвратить кражи, на площадке работали 40 вооружённых охранников. 

К слову, в 2017 году во флагманском магазине Tiffany & Co на Пятой авеню появилось кафе, где действительно можно заказать завтрак: чай или кофе, круассан, а также сезонный фрукт и ещё одно блюдо на выбор.

Интересно, что из-за неоднозначного образа главной героини руководство Tiffany & Co. сомневалось, стоит ли участвовать в производстве фильма, однако сегодня этот шаг считается одним из наиболее выдающихся случаев продакт-плейсмента в истории бренда.

Прославилось и чёрное платье Холли. Его дизайн разработал Юбер де Живанши, который уже создавал наряды для героинь Хепбёрн из лент «Сабрина», «Забавная мордашка» и «Любовь после полудня». В декабре 2006 года, спустя 45 лет после премьеры, платье было продано на аукционе Christie’s за £467 тыс.

Хозяева нашлись и для показанной в фильме квартиры Холли. Хотя интерьеры снимались в павильоне, в кадре можно заметить фасад, запечатлённый в Верхнем Ист-Сайде. В 2015-м недвижимость продали за $7,4 млн.

Достижения и критика

 

Зрители смогли оценить «Завтрак у Тиффани» осенью 1961 года. При бюджете $2,5 млн картине удалось собрать $4 млн при первом прокате и $14 млн за всё время показа. Фильм не раз выходил в повторный прокат.

На сайте Rotten Tomatoes показатель «свежести» картины, исходя из оценок критиков, составляет 89%, также фильм положительно оценивают 91% зрителей. Хотя в ленте присутствуют анахронизмы, её хвалят за режиссёрский юмор и образ главной героини.

  • Кадр из фильма «Завтрак у Тиффани»
  • © Paramount Pictures

Впрочем, со временем восприятие фильма поменялось. Образ Холли Голайтли больше не выглядит революционным, зато теперь некоторые критики обвиняют кинематографистов в расизме.

По подсчётам авторов зарубежных СМИ, в ленте появляется всего один небелый персонаж — японец мистер Юниоши, сосед Холли и Пола. Актёра Микки Руни с европейский внешностью загримировали в «еллоуфейс» (по аналогии с блэкфейсом — гримом под темнокожего человека) и прикрепили ему накладные зубы. Также Руни имитировал акцент, произнося звук «л» как «р».

Актёр узнал о претензиях в конце 2000-х, когда фильм сняли с публичного показа в Сакраменто. Руни был удивлён, поскольку ранее сталкивался только с положительной реакцией азиатов.

В 2011-м жители Нью-Йорка создали петицию против показа картины в уличном кинотеатре. «Нет здесь ничего смешного и классического. Нам это не по душе. Показывая этот фильм, организаторы одобряют содержащийся в нём расизм и подсовывают новым зрителям (в том числе детям и американцам азиатского происхождения) эдакое менестрель-шоу, пропитанное расистской идеологией», — говорилось в документе.

Ранее Руни признался, что не стал бы воссоздавать подобный образ, если бы знал, что зрители будут так обижены результатом его работы.

Тем не менее даже после этих нападок в США ленту оценили на государственном уровне. В 2012 году её включили в национальный реестр американских фильмов. По распоряжению Национального совета США по сохранности фильмов копию картины поместили в Библиотеку конгресса. Таким образом, «Завтрак у Тиффани» признан лентой, имеющей важное значение для культуры США и отражающей черты американской нации.

Значимость фильма отчасти объясняется его своевременностью. Обозреватель The Guardian Джоан Смит полагает, что лента вышла во времена оптимизма и невинности: перед убийством Джона Кеннеди и перед сексуальной революцией. Поскольку до этих событий оставалось совсем немного времени, Хепбёрн в образе Холли Голайтли не стала лицом 1960-х, однако наравне с первой леди Жаклин Кеннеди ознаменовала отказ от сложившегося послевоенного образа и подарила массовой культуре новую яркую героиню, которая стильно выглядит и не загоняет себя в рамки формальностей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *