Почему женщины-политики в России не носят одежду отечественных брендов

Почему женщины-политики в России не носят одежду отечественных брендов

Power dressing — понятие, широко используемое на Западе. В США и Европе с женщинами-политиками работает целая команда имиджмейкеров и политтехнологов, которые следят не только за тем, что говорит их клиент, но и за тем, как он выглядит. Одежда женщин-политиков становится заявлением, особенно в США: будь то белые брючные костюмы, которые надевали в 2017 году представительницы Демократической партии в Конгрессе в знак протеста против политики Дональда Трампа, или красное пальто спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси, в котором ее сфотографировали в 2018 году при выходе из Белого дома после конфликта с президентом.

В последние годы политическим заявлением становится выбор бренда одежды, в котором выходит женщина-политик, первая леди или сотрудница ведомства: надевая костюмы отечественных модных домов, она автоматически добивается внимания СМИ.

На инаугурации Джо Байдена в январе этого года его супруга Джилл Байден была в наряде американского бренда Markarian, а вице-президент Камала Харрис – в платье и пальто дизайнеров Кристофера Джона Роджерса и Серджио Хадсона, и обеих впоследствии расхвалили журналисты.

В США тренд на продвижение молодых американских дизайнеров запустила Мишель Обама. Бывшая первая леди в свой «президентский срок» поддерживала начинающих американских модельеров — Prabal Gurung, Thakoon, Tracy Reese, Jason Wu, Naeem Khan — и крупные американские бренды — Michael Kors, Mark Jacobs, Oscar de la Renta, Narciso Rodriguez, Calvin Klein. В рекламе последние, конечно, не нуждались, однако благосклонность первой леди приносила им плюсы.

Завоевать таким способом любовь публики ее преемница Мелания Трамп не смогла. Американские дизайнеры Марк Джейкобс, Зак Позен, Наим Кхан и Филлип Лим сразу заявили, что не станут одевать кого-либо из администрации Трампа. В результате Мелания Трамп, которая на инаугурации супруга, к слову, была в наряде Ralph Lauren, четыре года носила Valentino, Celine, Dolce & Gabbana и постоянно сталкивалась с критикой из-за того, что выбирает слишком дорогие вещи.

Надевают свое не только в США. Первая леди Украины Елена Зеленская носит одежду украинских дизайнеров, премьер-министр Финляндии Санна Марин заказывает чуть ли не весь гардероб у местного бренда Marimekko, а бывшая премьер-министр Великобритании Тереза Мэй несколько раз выходила в своем любимом клетчатом пиджаке британского дома Vivienne Westwood и подвергалась критике за слишком дорогие брюки Burberry.

Мода становится «мягкой силой» с точки зрения популяризации государства на мировой арене и выступает в роли визитной карточки. Но не в России.

В нашей стране, наоборот, происхождение нарядов женщин-политиков и чиновниц афишируется редко, да и российские бренды они выбирают очень нечасто.

В 2018 году, например, «мягкую силу» моды использовала Ксения Собчак — во время президентской предвыборной кампании. Практически каждый образ бывшего кандидата в президенты был от отечественных дизайнеров — Alexander Terekhov, Roseville, I am Studio, Charisma, Tegin.

В разговоре с «Газетой.Ru» Ксения Собчак отметила, что в России есть много модельеров, а их поддержка могла бы стать одной из миссий российских политиков. «Жалко, что никто пока до этого не додумался», — посетовала она.

«Я поддерживаю российских дизайнеров, но меня не избирают, может быть, это связанные вещи, — пошутила Собчак. — Их одежда, конечно, украсила бы женщин-политиков».

По мнению стилиста, модного эксперта Дарьи Куниловской, в России пока нет ни одного дизайнера, вещи которого подчеркивали бы статус их обладательницы так же, как коллекции зарубежных модных домов вроде Chanel. А еще в каталогах отечественных брендов крайне мало деловой одежды, которая бы соответствовала дресс-коду по протоколу.

В массовом сознании людей отечественные марки пока не могут конкурировать с авторитетными европейскими модными домами, а одежда Ulyana Sergeenko не идет ни в какое сравнение с Gucci, продолжила она.

В этой ситуации носить вещи, сделанные российскими дизайнерами, становится осознанным, практически идеологическим выбором.

Представительниц органов власти, открыто говорящих о том, что они носят одежду российского производства, единицы. Это, например, официальный представитель МИД Мария Захарова.

«Когда началась история с импортозамещением, решила тоже внести свой вклад, — объяснила свой выбор Захарова «Газете.Ru». — Мой принцип подбора одежды формируется из трех слагаемых: производитель – нравится — цена».

Бренды, которые предпочитает дипломат, относятся к числу бюджетных – это не дизайнерские марки, участвующие в Неделях моды, а «Акимбо» и «Елена Шипилова», доступные большинству россиянок.

По словам официального представителя МИД, многие бренды предлагали ей поставлять одежду. Однако по закону в качестве подарка вещи госслужащая принимать не может — только покупать.

«Хотя везде в мире ровно наоборот. Они используют возможность на публичных людях, в том числе официальных лицах, показывать свою легкую промышленность. Вот я этим и занимаюсь, только за свои деньги», — сказала Мария Захарова.

С тем, что в российской политике женщины редко носят одежду отечественных брендов, согласна бывший депутат Госдумы Наталья Поклонская. «Подумаю над созданием собственного бренда женской одежды в качестве творческой деятельности», — пообещала она «Газете.Ru». Чтобы мотивировать чиновниц носить наше, она предложила «создавать красивую и качественную одежду».

Важность продвижения российских брендов осознают не только на федеральном, но и на региональном уровне. Руководитель Центра компетенций в сфере туризма Фонда развития Югры Владислава Вишневская рассказала, что для официальных мероприятий часто подбирает аксессуары с использованием национальных орнаментов. «Это элемент продвижения региона, формирование уникального образа, сохранение и популяризация традиций, да и это просто красиво», — считает собеседница «Газеты.Ru».

О том, чтобы женщины-политики поддерживали отечественных дизайнеров, могли бы заботиться стилисты, для которых изучение рынка – это часть профессии. При этом эксперты по деловому стилю в беседе с «Газетой.Ru» отмечают, что в России институт сотрудничества стилистов с политиками есть – но он недостаточно развит.

«Пока что такое сотрудничество не принято афишировать, назначать официального стилиста для политика, — сказала стилист Анна Гилева. — Рынок стилистических услуг в России пока не в полной мере сформирован, и такие услуги многими еще воспринимаются не как насущная необходимость, а как блажь».

Стилист Дарья Куниловская призналась, что принадлежит к небольшому числу специалистов по подбору образов, сотрудничающих с политиками. Имен своих клиентов она не раскрыла.

По словам модного эксперта, основная проблема сотрудничества политиков и стилистов состоит в том, что последние мало знают тонкости протокола, а профильные полит-имиджмейкеры «не всегда осведомлены о тенденциях мира моды, что необходимо для формирования современного и уместного имиджа политического деятеля или госслужащего».

Однако, по ее мнению, ситуация меняется. «Все чаще можно наблюдать, что российские политики видят необходимость в сотрудничестве с профессионалами для формирования своего гардероба», — заявила Куниловская.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *